Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

fish

Ревзин про наш бедный центр

fish

В том году дедушка мой родился,

вдруг бы его мама или батя промелькнули где-то в этих кадрах - удивительно про такое думать, невозможно в такое поверить.
Неужели всё это действительно было - и было прямо здесь, совсем рядом, а не только в книжках.

fish

Дорогие друзья!

Сижу дома, болею. Крошек сдала на бабушкино попечение. Совсем другая, скажу я вам, жизнь. Крайне неторопливая и вязкая.
Но речь не о том, а о чтоб почитать.
Что вас за последнее время впечатлило? Необязательно из нового - за новым-то я как раз немножко слежу.
Послушно скачиваю недавно рекомендованную книжку про мозг, но не уверена, что осилю такое.

Алё-алё! Вы что, совсем не читаете?!
fish

Роман Памука

"Музей невинности" очень хороший.
Такая, знаете, настоящая книжка про любовь. Как про некоторое параллельное жизни измерение, куда можно провалиться, и всё. Ну вот - всё, уже не выберешься.
Потеря невинности - вроде, и вечная тема, а не вспомнить, кто бы написал о ней так, ну...  прямо? внятно? честно? талантливо?
А тут под каждым эйфорическим взлетом тщательно прописаны трясина, болото, черная жуть.
Что нисколько не умаляет романтического сияния и вовсе его не обесценивает. Но делает картинку несколько  более многомерной, скажем так.
fish

После романа Терехова

"Каменный мост" испытываешь некоторую сложность в том, чтобы говорить с мужчинами о любви.
Мне кажется, это был бы отличный тест: сколько времени вам потребовалось, чтобы заговорить с мужчиной о любви после романа "Каменный мост"?
Мне не меньше получаса, а для меня это огромная цифра. Фактически ВЕЧНОСТЬ.

Но вообще (или - ещё и поэтому) это хороший роман. Честный, плотный, написанный прям животом - если бы была классификация, чем пишут книги. Довольно сложный, неровный, страшный, местами омерзительный. Словом - абсолютно настоящая книжка.
fish

Факт, однако,


Факт, однако,
что скверный перевод бросает на оригинал Ужасную Тень. Потому что думаешь: вдруг сам оригинал отвратителен? А переводчик вовсе ни при чём. Он, может, ещё и старался облагообразить то недоразумение, с которым ему пришлось работать. Последняя книжка, по поводу которой я так распереживалась, - "Прогулка богов" Кодзи Судзуки. Роман противоречивое очень производит впечатление: он, вроде как, вполне занятный, но написан -...

read more at Книжечки и прочее
fish

Перевод - это такое загадочное явление


Перевод - это такое загадочное явление
Действительно ли человек перекладывает текст на другой язык - или он сочиняет новый текст по мотивам существующего, неизбежно расставляя собственные акценты? Я не знаю. Мне кажется, прочтение художественного текста - настолько индивидуальное, интимное дело. Каждый видит своё. Какой ты есть - то ты и увидишь. А если ты переводишь текст, то наверняка транслируешь свой собственный вариант его прочтения. Когда переводчик...

read more at Книжечки и прочее
fish

Занятно наблюдать,


Занятно наблюдать,

как на восприятие читаемого влияет обстановка.

А влияет, конечно, очень. Читать, например, в транспорте - это совсем не то, что читать дома на диване. Я заметила, например, что когда читаю в метро стоя, а ещё и теснят, книжка кажется гораздо более увлекательной. Хотя, может, дело в том, что неувлекательное в такой ситуации просто не сдюжишь?

А тут недавно летела в самолёте, в сладком обществе двух томов. Один - японская мистика, другой - английская фантасмагория. А я не выспалась, меня укачивало и подташнивало, и вообще как-то муторно было мне. И мне стало казаться, что обоих авторов, определенно, тоже тошнило, пока они писали. В обеих книжках обнаружились совершенно тошнотворные настроения и темы. Какая-то непередаваемая омерзительность открылась на невинных, на первый взгляд, страницах.

Меня потянуло уже и в обобщения, и я стала думать о том, что, возможно, процесс писательства в целом подобен рвоте. Съешь, знаете, какую-нибудь гадость. И вот так неприятно становится, что обязательно нужно этим вытошнить. Ибо жить с этим внутри невыносимо.

Я обобщала, обобщала. Книжки, чтоб не вырвало, отложила куда подальше. Упивалась собственным дискомфортом как экзистенциальной неудовлетворенностью.

А потом прилетела, открыла книжки снова. Одна - весёлая, ироничная. Другая - таинственная, страшненькая. Но ничего тошнотворного, совсем.

Что делать теперь с теми убедительными обощениями - и не знаю.

(В данный момент меня не тошнит.)


read more at Книжечки и прочее
fish

Вообще же


Вообще же

какую книжку не откроешь - всё не то.

Нет, бывает и приятно, и увлекательно, и познавательно, и мило - а вот не то. Может,  "то" - недостижимый идеал, и требовать от реальных книжек хоть отдалённого сходства с неведомым идеалом смешно и глупо, но всякий раз, почувствовав "не то", так остро разочаровываешься... прям как, знаете, в возлюбленном в юности.

Наверное, я чрезмерно романтический читатель с чрезмерно романтическими ожиданиями.

Но в детстве, помнится, очень многие книжки были совершенно "тем". Хотя у некоторых в детстве и трава была зеленее, а мне здешняя трава и ярче, и сочней.


read more at Книжечки и прочее
fish

Глашка

- Ябочко душистая
С деева достану я,
На таелку полозу,
"Кушай, мамоська!" - сказу!
- Глаша! Вот это да! Такой большой стих выучила, молодец.
- Ласказать ещё лаз?
- Давай.
- Ябочко душистая
С деева достану я,
На таелку полозу,
"Кушай, мамоська!" - сказу!
- Потрясающе. Просто потрясающе. Молодец.
- Ещё лаз?
- Ну давай.
- Ябочко душистая
С деева достану я,
На таелку полозу,
"Кушай, мамоська!" - сказу!
- Прекрасно. Молодец, Глашка.
- Ещё лаз?
- Спасибо, хватит, наверное.
- Нет, я ласказу!
- Ну давай.
- Ябочко душистая
С деева достану я,
На таелку полозу,
"Кушай, мамоська!" - сказу!
- Ну, хорошо.
- Ещё лаз?
- Киса, хватит.
Глашка, с возмущением:
- Почему? Я что, бойше не молодец?!